Алексей Лебедев: «В компьютере реально воспроизвести не только музей, который мог бы существовать в реальности, но и такой, который в жизни не осуществим»

  • 04 декабря 2003 г.
  • 1057
Алексей Лебедев руководитель программы дистанционного образования, доктор искусствоведения, главный научный сотрудник лаборатории Музейного проектирования Российского института культурологии Министерства культуры РФ. Автор многочисленных публикаций по истории искусства и музейному проектированию. Сегодня мы предлагаем Вашему вниманию интервью с этим многосторонним человеком.

- Алексей Валентинович, в Московской высшей школе социальных и экономических наук уже почти год «работает» программа дистанционного образования. Расскажите, пожалуйста, какова предыстория введения подобной формы обучения.
- Здесь две предыстории: одна связана с подготовкой содержания программы, вторая с отработкой дистанционной формы. Программа подготовлена на основе 5-летнего опыта работы с очной формой обучения. Что же касается освоения собственно дистанционных технологий, то это была большая работа, включавшая изучение опыта шести европейских университетов, поездки, «сидение» в Интернете, обучение наших преподавателей и многое другое. Подготовка программы заняла у нас три года. Казалось бы, чего проще: взять готовые курсы и выложить в Интернет. Но если ограничиться этим, то получишь не программу дистанционного образования, а только электронный учебник. А это в дистанционном образовании самая нехитрая составляющая.

- Несомненно, что подобная форма обучения имеет ряд преимуществ перед очной формой обучения. А что бы Вы назвали недостатками этой формы обучения?
- В учебном процессе, особенно таком интенсивном, как у нас в Московской высшей школе социальных и экономических наук, большую роль играет групповая энергетика. В очной коммуникации она объективно сильнее. Студенты как бы "подзаряжают" друг друга. При on-line коммуникации "закачка" энергии в учебный процесс целиком ложится на преподавателя. Да и количество преподавательских часов, которое тратится на одного слушателя, приблизительно вдвое выше, чем при очной форме обучения, и раз в 20 выше, чем при заочной. Поэтому у нас на каждом курсе работают по два педагога. В результате возникает соотношение, от которого любой экономист придет в ужас: 21 слушателя нашей программы обучают 17 преподавателей. Это эксклюзивное образование, которое достаточно обременительно для учебного заведения.

- В чем принципиальное отличие дистанционного образования от заочной формы обучения.
- Главное отличие - постоянная коммуникация преподавателя и студента.

- Какие экзамены или тестирования проходят желающие поступить на дистанционный курс. Все ли желающие могут стать студентами этого курса или существуют ограничения?
-Мы принимаем всех желающих без вступительных экзаменов. Но потом отчисляем неуспевающих. Единственное ограничение - наличие высшего образования. Ведь у нас поствузовский университет.

- Могли бы Вы рассказать о «географии» и количестве Ваших учеников. После окончания курсов, какой документ они получают?
- Выпускники программы получают два диплома: российский государственный диплом о профессиональной переподготовке и диплом магистерского уровня (PG) Манчестерского университета. В текущем учебном году на программе обучается 21 человек. География такова: Центральная Россия, Поволжье, Урал, Западная Сибирь, Карелия, Удмуртия, Латвия. Интересно сравнить тех, кто учится на очной и дистанционной программах факультета Менеджмента в сфере культуры. Первое наблюдение состоит в том, что средний возраст слушателя на дистанционной программе лет на 10 выше, что, закономерно. На дистанционное обучение пришли люди, которые, с одной стороны, нуждаются в новых управленческих технологии, а с другой - по месту, времени или другими обстоятельствам - не могут посещать очные занятия. Т.е. люди, которые по своему статусу уже не имеют возможности приостановить на время учебы профессиональную деятельность. Второе наблюдение: у нас на дистанционном обучении заметно больше москвичей (на дистанционной программе их около 40 %, на очной - около 20 %). Темп жизни и интенсивность труда в Москве выше, чем в регионах, а потому москвичи отдают явное предпочтение дистанционным формам обучения (хотя с точки зрения бытовой логики должно быть наоборот: ехать-то до вуза недалеко). Впрочем, можно дать и более простое объяснение. Уровень компьютеризации в Москве существенно выше, чем в регионах. Возможно, там многие и рады были бы учиться на дистанционном обучении, но техническое оснащение пока не позволяет…

- Как Вы считаете, сможет ли дистанционное образование заменить со временем очное и заочное? Конечно, в те времена, когда Интернет станет нормой жизни.
- Чтобы ответить на этот вопрос, надо определиться с понятием дистанционное образование. Сегодня с этим термином много путаницы. "Дистанционным" зачастую называют обычное заочное образование, если к нему добавлено несколько учебных материалов на сайте вуза и какие-нибудь on-line тесты. С моей точки зрения, это неверно. Ведь в таком образовании отсутствует главный признак дистанционного образования - постоянная коммуникация обучающего и обучаемого, находящихся на "дистанции". Я легко могу себе представить, что упомянутое квази-дистанционное образование заменит заочное, поскольку, по сути, им и является. Что же касается настоящего дистанционного образования, то оно никогда не заменит ни очного, ни заочного по простой причине: эта форма обучения слишком ресурсозатратна, чтобы стать массовой. Это же почти индивидуальное обучение… Не исключено, что в перспективе возобладают комбинированные формы обучения, сочетающие очный и дистанционный форматы.

- Первым условием для получения дистанционного образования является наличие Интернета. Считаете ли вы это условие главным в образовательном процессе?
- В дистанционном образовании главным условием является не наличие Интернета, а наличие удобного канала двусторонней связи. Им может быть телефон, радио, интерактивное телевидение, Интернет. Сегодня Интернет каналы наиболее пригодны по соотношению цена/качество. Завтра им на смену может прийти что-то другое… Применительно к нашей программе главным техническим требованием является наличие компьютера. Интернет обучающемуся тоже нужен, но не постоянно, а пару раз в неделю: для участия в форумах и переписки с преподавателями. Учебные курсы, задания, кино-видео материалы и литературу для самостоятельного чтения наши слушатели получают на CD-ROM.

-Сможет ли Интернет со временем заменить преподавателя?
- Нет, конечно. Это все равно, как спросить, может ли бассейн с водой заменить тренера по плаванию. Ответ такой: может ровно в той мере, в какой самообучение способно заменить систематическое образование. Я лично возможности самообучения оцениваю довольно низко. Продолжая наш пример с бассейном: держаться на воде, может, и научишься, но на победу в соревнованиях - ни малейших шансов.

-И какую роль в современном образовательном процессе Вы могли бы отвести Интернету?
-Интернет в образовательном процессе выступает в трех качествах: как канал связи между преподавателем и студентом (об этом уже было сказано), как среда групповой коммуникации и как on-line библиотека. Для ДО роль Интернета велика во всех трех его ипостасях, для других форм образования - только в качестве библиотеки. Существуют еще системы автоматической проверки знаний, но они, строго говоря, не связаны впрямую с Интернетом. Хотя могут быть реализованы и в режиме on-line. Мы такие системы используем, но не считаем их наличие отличительным признаком дистанционного образования. Сказанное в равной мере относится и к электронным учебникам. Все эти вещи прекрасно работают с CD-ROM. И даже удобнее: не нужен постоянный доступ в Интернет. Но для тех, кто привык работать в Интернете, мы держим все материалы и в on-line доступе.

- Алексей Валентинович, вы, помимо всего прочего являетесь главным научным сотрудником Лаборатории музейного проектирования Российского института культурологии Министерства культуры РФ. Расскажите об этой стороне Вашей деятельности.
- Это командная работа по проектированию новых и модернизации старых музеев. Иногда разрабатываем концепции и программы развития, иногда экспозиции, иногда создаем музеи "под ключ". Но это тема для отдельного разговора.

- Если я не ошибаюсь, Вы являетесь главным редактором сайта "Музеи России". Это была Ваша идея создания сайта, посвященного музеям?
- Ошибаетесь. Автор идеи и главный редактор "Музеев России" - Кирилл Наседкин. Моя роль на "Музеях России" куда более скромна: я там консультант. И еще модератор нескольких форумов. Но у меня есть и ряд авторских Интернет проектов: Виртуальный музей русского примитива и Музей будущего и некоторые другие. В какой-то мере их можно считать продолжением моей работы в Лаборатории музейного проектирования. Ответить на вопрос, как мне пришла в голову мысль создавать музеи в Интернете, мне несложно. Я их создаю и без Интернета. Но Интернет дает уникальные дополнительные возможности. В компьютере реально воспроизвести не только музей, который мог бы существовать вреальности, но и такой, который в жизни не осуществим. Например, музей утраченных или рассеянных по разным коллекциям произведений. Или музей, где посетитель имеет возможность войти внутрь картины и побродить там. Или музей, где можно осмотреть экспозицию глазами мухи, идущей по люстре…

- Поделитесь, пожалуйста, Вашими впечатлениями об учебных заведениях, в которых Вы получали образование. Кого бы Вы могли назвать своим главным учителем.
- Я получал образование в одном учебном заведении - Московском государственном университете. Был сначала студентом, потом аспирантом на Искусствоведческом отделении Исторического факультета. Преподавали там такие крупные ученые как В.Н. Лазарев, М.А. Ильин, В.М. Василенко, Д.В. Сарабьянов. И, тем не менее, позже пришлось многому доучиваться самому: осваивать менеджмент, овладевать информационными технологиями…

- На Ваш взгляд, насколько образовательные возможности для современных школьников и студентов стали шире.
- Мне кажется, что значительно вырос спектр возможностей в смысле выбора места и формы обучения, а качество образования (особенно, вузовского) снизилось.

- Как на Ваш взгляд, современное российское образование конкурентоспособно на мировом рынке образования?
- Наше образование обладает многими достоинствами, но в одном уступает западному. Оно слишком жестко устроено. Если спросить россиянина: "Кто Вы по образованию?", то в ответ услышишь либо: "учитель", "инженер", либо: "Я окончил химфак МГУ". Другими словами, на вопрос об образовании вам назовут профессию. Американец или англичанин в ответ на тот же вопрос назовет законченный им университет - Оксфорд, Манчестер, Гарвард и т.д. Это обстоятельство нельзя считать случайным, т.к. в основе его лежит принципиальная разница двух образовательных систем.
Смысл российской системы состоит в том, что учащийся сразу (в момент поступления или на первых курсах) выбирает себе специализацию, которая определяет не только жестко заданную программу обучения, но и, фактически, будущую профессию. Это одновременно и хорошо, и плохо. Системность полученных знаний высока, но многие ли выпускники наших вузов работают потом по специальности?
Западная система функционирует иначе: студент сам формирует свою учебную программу. Выбранная им специализация предопределяет лишь незначительное число обязательных курсов, а остальные он выбирает самостоятельно. Эти навыки повышают шансы человека на постоянно меняющемся рынке профессий.
Конкурентоспособны на мировом рынке образования те российские учебные заведения, которые соединяют достоинства двух образовательных систем. Как правило, они имеют не только российскую, но и западную сертификацию. Пока таких вузов немного, но их число растет…

Беседовала Ксения Пономарёва